воскресенье, 21 января 2018 г.

О родах и родовспоможении: продолжение темы в интервью

На канале Центра "Рожана" в Ютубе закончилась публикация цикла видео "О родах и родовспоможении". Теперь можно обозреть весь цикл целиком, к чему и приглашаю моих читателей. Предупреждаю, что видео рассчитаны на разумных родителей, способных извлечь пользу из этой информации, учесть подводные камни и обеспечить лучшее будущее себе и своим детям! Итак, что опубликовано, как новинка.

Видео о необходимости дежурства скорой помощи во время домашних родов, а также о том, как это должно быть организовано на самом деле.









Интервью о статистике исходов в родах дома и в роддоме, а также о том, как в роддоме провоцируют неблагоприятные исходы.










Ну, и о дискриминации женщин, которые хотят рожать дома со стороны медицины. Такая дискриминация реально существует и у нее есть вполне банальные причины.









Все видео о родах и родовспоможении объединены в плейлист
https://www.youtube.com/playlist?list=PL97gBH3Dd2peGZkczKxZywf6ADVMz6k4l
где и можно познакомиться со всеми материалами.

Всем приятного и поучительного просмотра!

пятница, 5 января 2018 г.

Впечатления мамы Елизаветы о домашних родах

Приглашаю моих читателей познакомиться с впечателениями одной из наших мама, которой я помогала родить ее второго ребенка. Для многих это может быть занимательно и полезно.

Уже имея негативный опыт своих первых родов, я твердо решила, что второй раз все будет по-другому. Я обзвонила курсы для беременных и остановилась на Центре «Рожана». Я уже  многое слышала о подобных курсах, где «духовные акушеры» с горящими глазами ведут агитацию за домашние роды, поэтому внутренне настроилась не поддаваться фанатизму и принимать информацию объективно.  Я была приятно удивлена, увидев Цареградскую Жанну  Владимировну. Она рассказывала нам  о  психологии, физиологии, о том, что ждет нас в роддоме и наших правах. Я, как уже прошедшая мясорубку роддома, знала, что там могут сделать с женщиной. Многие мои сокурсницы верили в это с трудом.

Давалась информация и о домашних родах, но предоставлялась возможность каждому принять решение самостоятельно.

А принять решение было очень трудно. С одной стороны, не хотелось опять проходить ужасы роддома, где рожают за тебя, накалывая всякой гадостью, а потом еще говорят, что ты ущербная, и иначе было нельзя. С другой стороны, страх идти против системы. Свою роль сыграли родственники, энергично махавшие руками при одном упоминании домашних родов: «Ты что с ума сошла, а вдруг что случится, не надо нам таких экстремальных опытов». Муж перекладывал решение на меня: «Тебе рожать. Решай сама.» Всплывали в памяти страшилки о домашних родах в ванной. А тут еще  лечащий гинеколог захотела сбагрить меня в отделение патологии. От больницы я отбрыкалась, а к врачу больше не пошла.

Где-то  в глубине души я точно знала, что роды дома  единственно верный для меня путь. Но сначала я все же пошла по традиционному пути, а именно, начала искать «хороший роддом» с «добрым доктором».

С составленным родовым планом мы с мужем поехали в Люберецкий роддом. Нам показали палаты, мило поговорили, прочитали план, но к договору приложить его отказались. Да и договора как такового нет. Есть страховой полис, по которому мы платим деньги. Далее был роддома №6 и №4. Потом смотрелись отклики в интернете. Опрашивались подруги и знакомые.

В конце концов верить в существование «доброго доктора» я перестала. Везде кололи и резали. Только за деньги делали это ласково, нежно и с улыбкой.

Я приняла решение рожать дома. Родственникам  ничего не сказали. Мужу заявили, что всю ответственность я беру на себя.

Договор на роды включает дородовый патронаж, ведение родов, послеродовое наблюдение и обучение уходу.

Когда начался дородовый патронаж, я поняла, как хорошо, когда есть человек с которым в любое время можно обсудить свое состояние.

Роды начались в восемь вечера. Схватки (совершенно безболезненные) пошли с интервалом 30 минут, который очень быстро сокращался и к часу ночи был уже около 3 минут. К этому времени все были в сборе. Приехали Цареградская Жанна Владимировна и Майорская Мария Борисовна. Вдвоем они составляют прекрасный дуэт. Любой человек найдет у них именно то, что ему  нужно в данный момент: нужные слова, шутку, рассказ и т.д.

Схватки начали стихать, а к 8 часам утра прекратились совсем. В роддоме мне сразу бы вкололи окситоцин. Дома же я легла спать. В 11.30 утра я проснулась из-за странного звука в животе – лопнул пузырь и отошли воды. Схватки пошли через 5 минут, достаточно болезненные. Жанна Владимировна объяснила как надо расслабляться, сказав, что чем эффективнее расслабление, тем меньше  боль и больше раскрытие.

Я старательно расслаблялась. Боль уходила. Через 2 часа я вошла в потужной период. Ребенок шел медленно, аккуратно растягивая мне все складочки. Я почувствовала, как врезалась  и родилась головка, потом плечики, затем он родился весь целиком.

Это был восторг. Я посмотрела на часы. Потужной период длился 2 часа.

С первым ребенком мне не дали почувствовать момент рождения. Через 1,5 часа меня просто разрезали.

Когда я села и увидела ребенка, такого маленького и беззащитного, мне захотелось и плакать, и смеяться от счастья. Я гладила своего мальчика, и он на глазах превращался  из синего комочка в замечательного розового ангелочка. Я была горда тем, что смогла сама дать жизнь своему ребенку. Это было таинство, а не медицинская процедура. Рождение его не зависело от распорядка роддома и желания акушерки попить чаю.

Я с ужасом вспоминаю, как в роддоме меня положили на кресло, выстроили стену из практикантов, и все стали с интересом наблюдать, как я рожаю. Тогда ребенок тоже шел медленно, но это почему-то никого не устраивало. Через 20 минут все начали терять терпение, стали смотреть на часы и нервно топтаться на месте. Затем начали с умным видом обсуждать мои возможные патологии. Говорили громко, четко, смакуя каждое слово, будто я не беременная, а глухая: «Наверно, у нее там обвитие и многоводие, а может …», далее следовал обмен терминами, один страшнее другого. Я поняла, что происходит нечто страшное, начала паниковать и, как результат, стала тужиться куда-то в голову. Потом зашла «добрая тетя» и тоном полным сочувствия  произнесла: «Ты что же так плохо рожаешь, он же у тебя там задохнется. Дайте ей кислород.»  Кислород мне дали, но родить сама я уже отчаялась. Я старательно тужилась, теряя силы, но  не добиваясь результата. Наконец, эта же «добрая тетя» сказала: « Что вы мучаете девочку. Уже 1,5 часа как она на столе. Режьте ее.» Меня разрезали. Я  была счастлива.

Стоит ли обвинять врачей в столь изощренном садизме? Думаю, что нет. Их воспитала система, не предусматривающая в инструкциях таких понятий как человеколюбие и врачебная этика. Это для меня рождение ребенка – чудо, а для них – поток. В акушерстве есть четкие инструкции, и они от них не отступят. Хотя, наверно, есть такие врачи, которые действительно искренне верят, что помогают женщине, накалывая ее стимуляторами, применяя анестезию и разрезая  ее по поводу и без повода.

Дома таких проблем просто не возникает. Здесь нет такого понятия, как спешка. Все ждут вместе с тобой. Ты можешь ходить, летать, пить, есть. Никто не ждет от тебя рекордов. Можешь расслабиться на схватках. В роддоме, где в метре от тебя кричит другая роженица, это в принципе невозможно. Акушерку не сыщешь днем с огнем, особенно, когда она тебе очень нужна. Дома все рядом, готовые прийти по первому писку.

Особо стоит рассказать про рождение плаценты. При первых родах никто не стал ждать, пока она выйдет сама. Доверили это дело практиканту, который потянув за ниточку, вытащил часть, о остальное оставил внутри. В послеродовом отделении этого никто не заметил, а после выписки у меня открылось кровотечение. В результате меня почистили.

Жанна Владимировна еще до родов предвидела возможные осложнения. Когда плацента через 40 минут после прикладывания ребенка к груди начала рождаться с болями и потерей крови, я поняла что что-то не так. Жанна Владимировна и Мария Борисовна работали профессионально и четко. На их лицах не было ни паники, ни страха. Меня сажали, массировали, ободряли. Они знали, что делают и что надо делать дальше, поэтому я чувствовала в их руках себя надежно и спокойно.

Я очень благодарна им за то, что они не вызвали скорую. «Духовные акушеры» на других курсах набирают «03» по любому поводу. А я не знаю, смогла бы опять пережить наркоз и чистку. Я рада, что плацента вышла самостоятельно. Хотя, когда на курсах Жанна Владимировна говорила, что после того, как женщина сядет и, ребенок пососет грудь, отслаиваются даже приросшие дольки плаценты, я не очень этому поверила.

Трудно переоценить помощь, которую Жанна Владимировна и Мария Борисовна оказали мне в родах и в послеродовой период. Ни в одном роддоме ни один врач, даже если дать ему денег в десять раз больше, чем сумма за домашние роды, никогда не будет так нянчиться с роженицей. А ответственность, которую берут на себя эти женщины, и их профессионализм невозможно оценить никакими деньгами. Я благодарю Бога, что приняла правильное решение, и не пошла в роддом.

Теперь все родственники, а особенно те, которые были категорически против родов дома, очень  рады и гордятся мной, рассказывая всем, какая я молодец. Правда, есть и такие, которые со злорадством ждут осложнений, чтоб потом сказать: «А мы тебя предупреждали!»  Но я поправляюсь, набираюсь сил и радуюсь своему сыночку. Он очень спокойный и хорошо прибавляет в весе.

Кто-то сказал мне, что домашние роды – это подвиг. Но я, уже прошедшая оба варианта родов, могу точно сказать, что подвиг – это идти рожать в роддом.

Если ты нормальная женщина – без наследственных и хронических заболеваний, с беременностью без патологий – не надо из семейного события делать медицинскую процедуру.

Как можно вручить жизнь и здоровье свое и ребенка людям, которых ты видишь в первый раз? Как можно доверить сокровенное людям, про которых тебе неизвестно, любят ли они свою работу и пациентов и есть ли у них дети, зато точно известно, что все они работают по одной схеме, вне зависимости от того, заплатишь ты им или нет?

Я родила ребенка весом 4 кг без травм и разрывов. Мой мальчик не терял в весе. А я теперь могу с полным правом назвать себя полноценной женщиной.


Если у меня еще будут дети, то я их буду рожать только дома.